Замок Монжене. Страницы истории

Когда-то Салгирская долина была застроена дворянскими усадьбами и барскими имениями, ряд из которых в полуразрушенном виде сохранились до сих пор. Эти усадьбы, а также судьбы их владельцев представляют интереснейший и, к сожалению, совершенно неизученный пласт крымской культуры и истории. Нам уже ничего не говорят перечисленные в статистических справочниках  фамилии некогда влиятельных людей, чьи дачи находились в Салгирской долине. Дачи Брунса, Муратова, Княжевича, Янушевского, Казначеева, Кесслера, Россихина, Васильева, Монжене, Елисеева, Афанасьева, Дракопуло, Бабенко, Зубко, Охматовского, Ковальского, Мельниченко, Кованько, Бернко, Защука, Станишевской, Самохвалова, Феремона, Неклепаева, Нечипоренко, Зефиропуло, Городецкого, Зеленковского, Меркушева, Гротена, Баранова и других…

Зоолог Карл Кесслер, проезжавший здесь в 1858 году отмечал: «Вся долина Салгира усеена дачами, окруженными красивыми рощами и обширными фруктовыми садами, между которыми в особенности замечательны дачи Стевена, князя Воронцова, Княжевича, Казначеева, Арендта, Перовского и Аверкиева».

Остатки одной из некогда самых живописных усадеб сохранились в селе Пионерское (бывшее Джалман). В границах села Пионерское поверните с Ялтинской трассы по указателю «Тубдиспансер». По улице Аллейная через пару минут дорога приведет к развалинам стариной дворянской усадьбы. Печальная руина некогда была красивым имением, построенном в стиле европейских замков в 1880-х годах архитектором Оскаром Андреевичем Клаузеном.  

Заказали постройку дома подданные Франции, супруги Анна и Альфред де Монжене. За домом были расположены хозяйственные постройки и конюшня, а за ними был разбит фруктовый сад.

Практически все дореволюционные путеводители по Крыму кратко упоминают об этом имении-даче, «имеющей вид замка с двумя круглыми башнями»,  въезд на территорию которого начинался за «железными решетчатыми воротами». Имение «Джалман» неоднократно продавалось и переходило в руки новых владельцев. Первым владельцем усадьбы был некий помещик Василий Гнутов. И имение тогда называлось по имени владетеля Васильевкой. Говорят, какое-то время здесь жил Николай Иванович Перов — губернатор Тавриды. Именно у Гнутова поместье выкупила семья французских подданных  — Анна и Адольф Монжене. Анна Монжене славилась сильным и властным характером, а также шумными, богатыми приёмами и пирами. Адольф Монжене де-Сен-Моран, инженер по специальности, был человеком мягким. Погиб он от взрыва пороха, с помощью которого расчищал территорию вокруг усадьбы. Рассказывают, что похоронен Адольф Карлович где-то рядом, но могилу его никто пока так и не нашёл. Как нет теперь и часовенки, которую по велению Анны соорудили в память о муже.

После Монжене владел имением некто Л.А. Кованько. К 1917 году имением владел начальник Штаба Севастопольского порта, контр-адмирал Николай Аркадиевич Петров-Чернышин. Адмирал решил устроить вокруг имения Джалман «Горно-лесной курорт для выздоравливающих» и активно продавал землю под строительство дач. Предполагалась продажа земли частным лицам под застройку дач для дальнейшего развития горно-лесного климатического курорта «Джалман». Таким образом, можно считать, что местность Джалман является одним из первых в России частных коттеджных поселков санаторного типа. К сожалению, неумолимо надвигающаяся лавина революционных событий смела с лица крымской земли эти идеи.  Интересно, что на карте курорта «Джалман» за 1917 год рядом с бывшим дворцом Монжене отмечена дача с названием… «Кавказ».

Всего сто лет назад здесь еще шумели богатые пиры и приемы. К парадному подъезду подъезжали кареты таврической знати, у чудесного фонтана, окруженного живописными цветочными клумбами, делились последними новостями столичные модницы, а по аллеям парка прогуливались влюбленные дворянские парочки. Замок и парк имения в начале XX века даже изображали на фотокарточках, что позволяет нам судить о его былом величии.

После Октябрьской Революции полуразрушенную дворянскую усадьбу восстановили и сделали в ней детский дом санаторного типа. После Великой Отечественной войны директором и воспитателем детского дома были назначены супруги Швайковские. Работы по восстановлению здания начались в 1947 году. На тяжелых работах на стройке трудились пленные немцы, штукатуркой занимались румыны, а окончательной отделкой – венгры. Позже детский дом упразднили, а в здании выдали комнаты не имевшим жилья местным жителям. Сначала из комнат имения сделали коммуналку, затем изолированные квартиры, а после – общежитие.  Новое поселение получило название поселок Детский. Когда временные жители съехали, здание начало приходить в упадок, его стены стали растаскивать на строительный материал, а поселок слился с селом Пионерское. В 1970-х годах Облпотребсоюз решил приспособить здание под гостиницу с рестораном, но строительство вскоре прекратилось. В начале 90-х гг. XX века какой-то предприниматель попытался было восстановить развалины и вновь устроить здесь ресторан, но этой идее воспротивились жители села.

После Октябрьской Революции полуразрушенную дворянскую усадьбу восстановили и сделали в ней детский дом санаторного типа. После Великой Отечественной войны директором и воспитателем детского дома были назначены супруги Швайковские. Работы по восстановлению здания начались в 1947 году. На тяжелых работах на стройке трудились пленные немцы, штукатуркой занимались румыны, а окончательной отделкой – венгры. Позже детский дом упразднили, а в здании выдали комнаты не имевшим жилья местным жителям. Сначала из комнат имения сделали коммуналку, затем изолированные квартиры, а после – общежитие.  Новое поселение получило название поселок Детский. Когда временные жители съехали, здание начало приходить в упадок, его стены стали растаскивать на строительный материал, а поселок слился с селом Пионерское. В 1970-х годах Облпотребсоюз решил приспособить здание под гостиницу с рестораном, но строительство вскоре прекратилось. В начале 90-х гг. XX века какой-то предприниматель попытался восстановить развалины и вновь устроить здесь ресторан, но этой идее воспротивились жители села. Решением Облисполкома от 22.05.79 года помещичий дом был взят на государственный учет как памятник архитектуры местного значения под охранным номером 104.

Еще до марта 2012 года старинными живописными руинами можно было любоваться. От роскошного парка сохранились фрагменты тополиной аллеи и круглый бассейн с фонтаном. Бывший дворец представлял печальные, но не менее величественные руины. Широкая лестница вела к полуразрушенному двухэтажному фасаду и трехэтажной башне-флигелю. Внутрь дома заходить было  небезопасно, так как остатки стен могут в любое мгновенье рухнуть. Все пространство внутри завалено камнями из развалов стен, крыши и перекрытий второго этажа, среди которых еще виды остатки искусной гипсовой лепки. Над парадным  входом в картуше был изображен родовой герб хозяев – гарцующая на двух ногах крылатая лошадь с человеческим лицом и развевающейся гривой. Известны Монжене (Mongenet) — бароны Французской Империи. Их родовой герб был скачущий по скалистой земле серебряный Пегас в червленом поле. По всей видимости, герб имеет баронскую корону. Рельеф был отреставрирован и мог быть запросто восстановлен с ошибкою, исходя из прихоти реставратора. Похоже, что искажен и декор короны.  За дворцом находятся одноэтажные старинные постройки, служившие жильем для прислуги и конюшней для лошадей, а с фасада —  старое дерево платана, свидетель расцвета и упадка имения. Все это исчезло в марте 2012 года, когда по долине реки Джалманчук прошел сильный ураган. Ветром снесло все остатки второго этажа здания. Под завалами погиб и герб хозяев…

Искусствовед Л.К. Ильяшенко в 1988 году писал: «Дом бывшего имения «Джалман» благодаря своеобразной архитектуре, удачному местоположении, особенностям объемно-пространственного решения является примером гармонического взаимодействия природы и архитектуры. Его художественная ценность тем более несомненна, что он является одним из немногих сохранившихся усадебных домов в окрестностях Симферополя».

Уже с уверенностью можно сказать, что к словам искусствоведа никто не прислушался тогда, не прислушается и сейчас. И уникальный замок полностью не восстановить  — уж слишком он разрушен. В 2012 году