Мьянма. Красивая страна хороших людей

Мьянма – пока еще самая малопосещаемая туристами страна Юго-Восточной Азии. Для туризма правительство открыло границы не более 10 лет назад, а визы по прилету для россиян стали давать лишь в прошлом, 2019 году.

Информации в интернете о Мьянме очень мало, если сравнивать с другими раскрученными регионами Азии – Тайландом, Гоа, Бали, Вьетнамом, Шри-Ланкой…  Но каждый блогер-путешественник, побывавший в Мьянме, заканчивает свой рассказ мыслью: «Через несколько лет Мьянма измениться, станет развитым курортом А пока еще здесь сохранились аутентичность». Вот это «пока еще» нас и подвигло выбрать для путешествия в январе 2020 года эту загадочную страну.

Мьянма — это азиатское смешение и пересечение всех окрестных культур, природы и истории. Она находится между Индией, Китаем и странами Сиамского полуострова и занимает значительную территорию вдоль Индийского океана. Плодородные речные долины сделали эту страну крупнейшим экспортером риса в мире. В Мьянме богатые месторождения драгоценных камней, золота, есть даже нефть и газ. Во все времена из страны активно вывозилась и древесина, что приводит к уничтожению джунглей.  Н осамое главное, что обогащало Мьянму, — это транзитный путь между Индией, Китаем и странами Сиамского залива. Здесь проходили крупнейшие в Азии торговые пути. Мьянманские короли богатели, украшали драгоценными камнями и золотом многочисленные буддийские храмы и свои дворцы. А с приходом в XIX веке англичан, Мьянма и вовсе стала самой богатой страной Юго-Восточной Азии.

Когда английские колонизаторы вторглись в Мьянму, они дали ей название Бирма и полностью подчинили себе экономику и политику страны. Но в стране постоянно шла партизанская борьба и восстания против колонизаторов. А когда во время Великой Отечественной войны, англичан из Бирмы выбили японские войска, бирманцы стали нещадно бороться с новыми захватчиками. К 1947 году Мьянма стала независимой страной, начинающей самостоятельно жить среди мировой политики и экономики. Параллельно страну раздирала гражданская война и междоусобицы среди регионов. В 1967 году власть захватили радикальные военные, хунта, жестко пресекшие дальнейшие волнения внутри страны. Был выбран путь внутренней замкнутости государства, непринятия принципов демократии и правления военных и полиции. Границы для иностранцев были практически полностью закрыты. Чтобы стереть память о годах английского правления, название страны с Бирмы поменяли на Мьянму. Но жители так и остались называться «бирманцы». А местные астрологи подсказали, что для лучшего развития страны нужно поменять  английское левостороннее движение на правосторонне. Власти поверили и движение поменяли. Правда, все машины остались японские, с правым рулем, что создало серьезные неудобства для движения. Но как-то привыкли.

Народ политике военного социализма возмущался, но карательные органы очень быстро физически пресекали недовольства. 8 августа 1988 (день был выбран специально с множеством восьмерок, чтобы звезды помогли), в стране начались многотысячные демонстрации и акции протеста студентов, монахов, интеллигенции.  Возглавила их Аун Сан Су Джи, дочь убитого военной хунтой любимого народом генерала Аун Сана. Ее кинули в тюрьму, потом держали почти 20 лет (!!!) под домашним арестом. При этом уничтожить ее уже было нельзя, так как весь мир следил за ситуацией в Бирме, ООН взяла на контроль жизнь арестованного лидера бирманских демократов. А в 1991 году Аун Сан Су Джи получила Нобелевскую премию мира, находясь под арестом в своей стране. Время шло, генералы старели и умирали, а недовольный ими народ молодел и увеличивался в количестве. В итоге в 2012 году в стране прошли первые выборы за ее многовековую историю, на которых «Национальная лига за демократию» победила военных с огромным перевесом. Власть в стране через год перешла от военного к гражданскому правлению, хотя военные до сих по сохраняют сильное влияние в стране. Аун Сан Су Джи, женщине, которая смогла победить генералов, сейчас 74 года и она занимает бессменную должность Премьер-министра (в Мьянме это называется «государственный советник»). В 2011 году французский режиссер Люк Бессон снял о ней отличный биографический фильм «Леди». Мы фильм посмотрели перед поездкой и сразу многое про современную историю Мьянмы сложилось в голове. Всем советую тоже кино посмотреть. Вот такая история.

После победы демократических сил в 2011 году, страна начала постепенно открывать границы для иностранного капитала и туристов. Туризм считается одним из приоритетных направлений экономики. И количество желающих увидеть некогда самую закрытую азиатскую страну, увеличивается с каждым годом. Прямых рейсов из Европы и России сюда нет, поэтому массовых «пакетный» туризм еще не развит. Для экономики страны это плохо. Но для индивидуальных путешественников это замечательно. С 1 октября 2019 года туристы из России начали получать визы для посещения Мьянмы в аэропорту по прилету. Это очень удобно и быстро. Но все равно поток российских туристов сюда еще очень не велик, в год не более 5 — 6 000 человек.

Сейчас попасть в Мьянму легче всего из Бангкока – оттуда есть рейсы в Янгон и Мандалай. Между городами внутри страны летают самолеты и ходят автобусы. Но поскольку в стране очень плохие дороги и горные местности, автобус идет долго и муторно. Например, из Янгона в Нгве Саунг расстояние 175 км мы ехали 7 часов!  Конечно, летать удобней, но и дороже. Поскольку нам хотелось узнать страну изнутри, мы решили испробовать все варианты передвижения — самолет, автобус и даже паром!


БИРМАНЦЫ.

Уже с первых дней бирманцы нам понравились. Во-первых, они приятные, даже симпатичные на вид. Уж точно красивее камбоджийцев и большинства индийцев. Девушки милые, с хорошей стройной фигурой и красивым лицом. Не зря даже Редьярд Киплинг посвятил стихотворение одной из местных красоток!

Бирманцы совершенно еще не развращены европейской цивилизацией и туристами. Даже у тех, кто зарабатывает на туристах, нет «долларов в глазах». Они всегда улыбаются в ответ, почтительно наклоняя голову. И улыбки в Мьянме искренние и честные, это чувствуется очень четко.  Мьянма – страна настоящих честных улыбок. В отличие от Тайланда – страны злых и наигранных улыбок.

Бирманца можно отличить от любого другого азиата. Почти все бирманцы ходят в длинных юбках! И женщины, и мужчины. Юбка эта называется лоунджи и имеет две разновидности – мужская лоунджи называется «пасоу», а женская – «тхамэйн». Мужская лоунджи завязывается спереди узлом, который служит еще и карманом — там хранится кошелек, документы. Конечно, современные городские бирманцы уже носят штаны, джинсы, шорты, но все-таки почти половина мужчин в стране (и правительство в том числе) поддерживают национальные традиции в одежде!

И, конечно, почти все бирманцы ходят с нанесенными на лицорисунками бежевого цвета. Кажется, будто намазались тональным кремом. Это – танака, порошок одноименного дерева, природная защитная паста. Бирманцы верят,  что танака защищает от загара и сглаза, разравнивает морщины, увеличивает жизнь, избавляет от болезней, привлекает деньги и любовь, помогает родить и вырастить детей, короче – средство от всего и для всего!  Стволы танаки разрезают на бруски разной величины. Потом эти брусочки вручную трут о плоский камень, полученный порошок смачивают и наносят на лицо. Могут замазать все лицо, могут только участки – полосками, кружочками и даже фигурами и рисунками. С танакой на лице могу ходить и в центре офисного здания, и на уборке риса в полях. Но, конечно, чем дальше от мегаполиса, тем больше людей «под танакой». Мы тоже попробовали – оказалось отличное   средство от палящего солнца.

   Юбки  и танака – это отличительная аутентичная черта бирманцев. Есть еще одна – менее красивая и менее понятная иностранцам. Бетель. Бетель – это хорошо известный во всей Юго-Восточной Азии слабый природный легальный наркотик. По статистике его регулярно употребляют около 20% населения Мьянмы, но я думаю, наверняка больше. Бетель – это смесь листьев бетельного перца, семян пальмы катеху, гашеной извести  и вкусовых добавок. Листья содержат тонизирующий алкалоид. И семена пальмы тоже содержат легко наркотический алкалоид, который к тому же влияет на слюноотделение и окрашивание слюны в красный цвет. А гашеная известь помогает активно проникнуть этой смеси в кровь. Общее состояние от жевания бетеля – как опьянение от бутылки пива. Под таким легким кайфом бирманцы и ходят весь день, и за рулем ездят, и работают. Те, кто жует бетель, вынуждены постоянно сплевывать красные слюни-плевки. Поэтому улицы и стены во многих местах противно «украшены» красными плевками.  Во многих местах висят запрещающие знаки, что плевать бетель запрещено. Уже через несколько лет зубы бетельщиков необратимо портятся, чернеют, гниют, а десны воспаляются.  Но многовековую традицию азиатов остановить невозможно. К врачам, которые пытаются докричаться о вреде бетеля, здесь никто не прислушивается.

Наверное, только если все местные астрологи посоветуют бирманцам отказатьсяот жевания бетеля, те поверят.  Астрологи и нумерология играют в жизни бирманца очень важную роль. Такую же, как и хиромантия. К любому начинанию приступают после посещения астролога.  Возле буддистских храмов всегда можно увидеть ларечек, где сидит практикующий астролог. К астрологическим прогнозам, датам, совпадению чисел прислушиваются намного серьезнее, чем к заявлению правительства. Да и сами правители до сих пор всегда советуются с астрологами. Астрологи говорят правителям переносить с места на место города и города переносят!

Кончено, интересно было бы сходить на прием к бирманскому астрологу, но они не знают английского языка. Использование английского в стране – пока еще минимально даже в туристических районах. «Мьянглишь» — это смесь английского языка с очень специфическим местным произношением. Я думаю, у бирманцев есть какие-то особенности речевого аппарата, которые не дают им четко выговаривать английские слова и они постоянно мямлят с жутким акцентом. Они очень стараются, но ничего не понятно. Если прислушаться, конечно, через 2-3 варианта слова можно догадаться. Например, «Ва» – это one, «бефас» – breakfast, «феди» – ferry, «талет» – toilet, «минт» – milk, «вэкан»  — welcome. Как-то в ресторане мы очень внятно и четко раз пять подряд попросили «milk» для чая. Официант долг оне мог понять, потом вдруг ударил себя ладонью по лбу и произнес четко: «yes, milk»!  И через минуту радостно принес нам… полное блюдечко соли! При этом на столе были только кружка чая и арбуз. Ну вот к чему он нес соль?

ПО МЬЯНМЕ

Построить маршрут нашего путешествия мы решили так: Бангкок — Мандалай — Баган — Мандалай — озеро Инле – Янгон — Нгве Саунг – Янгон — Бангкок.

ПЕРВЫЕ ШАГИ — МАНДАЛАЙ.
Аэропорт Мандалая напомнил аэропорт на вьетнамском острове  Фукуок. Но здесь он еще более дикий. Обычная сетка отделяет взлетное поле от леса, везде заросли сухой травы и одинокий сигнальщик на полосе, изнывающий от жары.

Первое впечатление  после выхода с трапа самолета в Мандалае —  спокойствие  и комфорт. Нет беготни и толкотни в аэропорту на контрасте с шумным Бангкоком. Виза по прибытию делалась не более 2 минут. Очереди никакой, офицер берет паспорт, делает копию, штампует визу и просит 50 долларов. Все. Потом очень быстрый паспортный контроль, пол минуты, одно фото на камеру, и улыбаясь вам предлагают пройти в Мьянму. В аэропорту не нападают таксисты, все чинно, спокойно. У входа стоят несколько автобусиков в центр  города,  развозят до отеля за 3 доллара с человека. Помощник водителя записывает название вашего отеля и подвозит четко нему.  Очень удобно.

Пока ехали из аэропорта смотрели по сторонам. Ландшафт похож на наши южные поля – подсолнухи и хлопок,  вдоль дорог акации и даже хвойные туи, на бахчах арбузы. Но когда среди поля подсолнухов торчат финиковая пальма с колючим стволом, понимаешь, что это точно не степи Херсонщины. И среди всех этих милых буколиков то тут, то там выглядывают мощные золоченные ступы буддийских  храмов.

Современный  Мандалай напомнил мне тайский Краби или вьетнамский Дуонг-Дуонг, такое же сиамское нагромождение вплотную домов, те же макашнмцы, тот же хаос на дороге, и та же желтая пыль и зной. Мандалай сверх удобный и понятный для ориентирования город. Посредине города стоит гора (Мандалай хилл), под ней — огромный квадрат бывшего царского дворца, окруженный длиннющей стеной. А от дворцовых стен под прямыми углами расходятся улицы с названиями — нумерацией. 30-я улица, 86-я улица, 52-я улица и так далее.

Сейчас Мандалай — крупный город-миллионник. Застройка плотная, как во всех мегаполисах ЮВА. Но движение на дорогах не такое насыщенное, как в и Дели, Хо Ши Мине или Бангкоке. Движение правостороннее, много светофоров, все показывают поворотники и не сигналят просто так.  Как и во всей Азии, на обочинах streetfood, лавки и кафешки.

Мандалай — это одна из бывших столиц Мьянмы. Говорят, что сам Будда когда-то указал здесь место для строительства великого города. И вот в 1857 году (ровно через 2400 лет после смерти Будды) возник Мандалай. Начали строить город с того, что под фундамент будущего дворца закопали  52 человека, как жертву духам. Дворец и сейчас стоит на том же самом месте. В 1880 году король решил еще раз умилостивить духов, чтобы они защитили город от активной экспансии англичан. И снова принесли жертвы: 100 мужчин, 100 женщин, 100 мальчиков, 100 девочек, 100 солдат и 100 иностранцев. Иностранцев-англичан замуровали заживо в стенах дворца. Естественно, в Лондоне от этого факта прифигели и  развязали очередной геноцид по отношения к местному населению.

Позже дворец был полностью сожжен японцами в 1945 году, а столицу перенесли в город Рангун (нынешний Янгон). Но те самые стены и башни дворца, обагренные сотнями жертв, и сейчас высятся посреди города. Длина ровного квадрата стен — 8 километров! Мы их объехали, но внутрь не заходили. Как говорят те, кто там бывал – ничего интересного и все полный новодел после уничтожения дворца японцами.

Над городом возвышается 260-метровый «Мандалай hill» с пагодой, где когда-то бывал сам Будда. На холм ведет отвесная лестница в 2000 ступеней, для просветленных. Мы заехали на скутере по горному серпантину, заплатив в конце 100 кьят (5 рублей) за парковку. На вершине холма – смотровая площадка с видом на весь город и реку Иравади. Солнце полным диском уходит за горы на той стороне реки. Тут же у площадки в камне грубо выбит след Будды, ну куда же без него. Подъем и спуск на Мандалай хилл по разным дорогам, чтоб не создавать заторы, но нужно быть уверенным в своем умении входить в крутые повороты и тормозить на отвесных спусках. Холодает и темнеет быстро. Здесь всегда надо иметь теплую одежду.

Но самая интересная тур достопримечательность в Мандалае – это тиковый мост U Bein. Мост У-Бейн находится в 7 километрах от центра города. Ехать сюда на такси примерно полчаса по местным пробкам/ Мост построили в 1849 году из тикового дерева и считается самым старым и самым длинным деревянным мостом в мире (1208 метров на 1086 сваях-колоннах). Мост соединяет две деревни и до сих пор выполняет свою функцию для местных. Туристы же сотнями приезжают сюда, чтобы посмотреть с моста закат. Кто-то на лодках смотрит через мост закат, другие толпятся на мосту, бродят и создают для сидящих  в лодках картинку. Особо красивые виды с лодок посреди озера — солнце садится на фоне моста и людских фигурок. Мы побродили по мосту, полюбовались солнцем и жизнью, кипящей вокруг. Для местных их обычный мост внезапно стал хорошим прироботком. Вокруг образовались лавочки, где продают еду и сувениры. Рыбаки катают туристов на лодках,  крестьяне на лошадях. А местные тётушки ловят совят и щеглов и продают их туристам за 1000 кьят (50 руб), чтобы те выпустили птичку в закатное небо из рук. Я тоже купил такую птичку и подарил ей свободу 🙂 Будете в Мандалае — обязательно посетите на закате мост У-Бейн. Думаю, он еще полсотни лет простоит.

Только в Мандалае я узнал, что город упоминается в двух произведениях в литературе. У Редьярда Киплинга есть поэма «По дороге в Мандалай», о страданиях английского солдата по красавице-бирманке. И все, наверное, слышали песню «Дорога в Мандалай» Робби Вильямса. Мы ее тут слушали каждый день.

МИНГУН.
Из Мандалая туристы едут на противоположный берег реки  в городок Мингун — бывшую столицу бирманского царства. В Мингун обычно добираются на пароме 11 км от пристани Мандалая. Паром стоит 5000 кьят и отходит раз в день — в 9 утра и обратно в 12 часов.


Мы же решили к парому не привязываться и поехать на скутере. Оказалось, что ехать надо через единственный мост, а это в объезд  почти 60 км в одну сторону. Поездка в итоге заняла целый день через деревеньки, храмы, улыбки местных. Из Мандалая мы поехали на противоположный берег реки  в городок Мингун — бывшую столицу бирманского царства. На скутере. Оказалось, что ехать надо через единственный мост, а это в объезд  почти 60 км в одну сторону. Поездка в итоге заняла целый день через деревеньки, храмы, улыбки местных.

При везде в деревню с иностранцев берут плату 5000 кьят, это около 220 рублей. Мы нашли дырку в заборе, в объезд поста контроля, и радостные зашли «зайцами» к ступе. Только собрались фотографироваться, как на мотоцикле подъехал обеспокоенный полицмен.  Смотря на нас, слушал рацию, по которой ему передавали: «Там два иностранца проникли бесплатно через забор, найди их и приведи к кассе».  Ничего не оставалось, как перейти на чистый русский язык и извиниться: «Мол, не поняли, что надо платить». Вместе с охранником прошли к кассе, где их главный по-дружески поделился с нами: «Мы тут внимательно следим за всеми иностранцами и прекрасно издалека видели, как вы хитро свернули к чёрному входу». Билетики мы купили и пошли гулять к ступе уже официально. Тут же встретили впервые за пять дней парочку ребят из Питера. Обрадовались родной речи, поболтали.

Главный памятник в Мингуне — ступа «Мингун-Пайя». Строить ее начали в 1790 и планировали самой высокой в мире — 150 метров. Но  когда построили первые 50 метров, местные астрологи предсказали, что царь умрёт сразу после окончания строительства. Царь испугался и стройку остановили. А в 1838 году случилось сильное землетрясение  и  разрушило недострой. С тех пор по всем стенам видны огромные трещины. Это же землетрясение разрушило и фигуры двух огромных каменных львов перед входом в комплекс. Их остатки валяются тут же. В 1808 году в Мингуне был изготовлен самый большой в мире колокол весом 90 тонн. Так думали бирманцы и не знали, что на 18 лет раньше в Москве сделали Царь-колокол весом 202 тонны.

Для буддистов главная святыня в Мингуне — недостроенная ступа Мингун-пайя и колокол. А для туристов — фотогеничная, ярко-белая (словно безешка на праздничном тортике) — Hsinbyume Pagoda. Это инстаграм символ Мьянмы! Пагоду построил в 1810 году местный принц в память своей жены, умершей при родах. Жену звали Синьбьюме, что переводится как Белая слониха. Поэтому и пагода белая. Вся пагода задумывалась как символ священной и невидимой в космологии буддизма горы Меру — центра мироздания. Сам маленький храмик окружён семью концентрическими террасами волнистого дизайна.  Символизируют они семь морей и семь вершин, стоящих на пути к горе Меру. В нишах белых волн уютно сидят маленькие Будды. И только немногочисленные туристы иногда скачут для фоточек по каменным волнам белоснежного моря.

До белой пагоды от колокола ехать минуту на байке. Тут же к туристам подбегают проворные пареньки и предлагают платную парковку за 2000 кьят. Я заехал за угол и там спокойно и бесплатно оставил скутер. На входе охрана проверяет билетик, купленный ранее у ступы Мингун-пайя. Так что его не выбрасывайте. Тут же при входе тетушки дают в прокат за 1000 кьят разноцветные зонтики, с которыми получаются очень красивые фото на фоне белоснежных волн пагоды.

Собственно, в Мингуне больше для небуддиста и для невостоковеда делать нечего, пора в обратный путь в Мандалай. Не спеша мы доехали до отеля за 1,5 часа.

И после насыщенного дня сходили поужинать в ресторан  номер 1 по отзывам TripAdvisor — Mingalabar Myanmar restaurant. Он в центре города, все таксисты его знают, найти легко. Вот очень рекомендую! Если хотите получить удовольствие от знакомства с местной  кухней — вам обязательно сюда на ужин! Это ресторан для туристов, все чисто, уютно, официанты быстрые и вежливые, туалет чистый. Мы заказали две порции рыбы и салат из тамаринда. Дополнительно бесплатно принесли с десяток разных салатиков, соусов, закусок, супчик. Еле из-за стола встали и пошли спать, так как рано утром уже должны быть в аэропорту, чтобы лететь в Баган.

 

БАГАН.
Наверное, самая известная по картинкам достопримечательность Мьянмы — это городок Баган (Паган). В Баган все стремятся, чтобы увидеть край старинных буддистских пагод.

В интернете множество красивых фото — пагоды среди утреннего тумана, выглядывают одна за другой, а над ними встающее Солнце. Но это — фотошоп и фильтры, профи фототехника и удачные погодные условия. Реальность тоже красивая, менее яркая для фото, но очень яркая для эмоций!На территории в 42 км. кв. среди кустов и деревьев разбросаны более 2000 кирпичных пагод, ступ и храмов. Они построены из обожженного красного кирпича, некоторые выкрашены в белый цвет или облицованы золотом. Расцвет Багана пришелся на IX-X века, когда эта территория стала центром буддизма юго-восточной Азии. Все силы местных правителей были направлены на постройку храмов в честь Будды. В XIII веке сюда пришли монголы, народ убили, а храмы разрушили.  С тех пор Баган превратился в мёртвый город среди полупустыни. Местные знали о нем, но особо не придавали значения.

Туризма в Бирме не было, чужакам Баган не показывали — страна до 2011 года была закрыта вообще для всего мира. Даже ЮНЕСКО не включило эту уникальную территорию в свой список. Сейчас Баган превратился в турцентр с отелями, кафе, гидами, но в атмосфере осталась все та же милая деревенька. Многие местные и не понимают, «чего эти иностранцы лазают здесь». Не понимают, но всем искренне улыбаются.

Я много раз видел Баган на фото — тысячи буддистских пагод и храмов, а над ними  летают воздушные шары. И мечтал встретить свой 41 День рождения именно в Багане. Так все и получилось. Что бы провести день рождения в поездке среди древних пагод, пришлось рано утром 23 января вылететь из Мандалая и уже через 30 минут приземлиться в маленьком аэропорту Багана. В Баган нужно прилетать именно так, на рассвете утром, ступы освещаются утренним солнцем. В Баган нет международных рейсов, прилететь сюда можно из Мандалая или из Янгона. Билет стоит около 50 долларов с багажом 20 кг.  Малюсенький самолет вылетает два раза в день — в 7.00 и 18.00. Наш самолет вылетел на 10 минут раньше расписания, потому что все пассажиры собрались в салоне. Командир экипажа посмотрел, что все на месте и ждать никого не надо. Никакие рейсы воздушное пространство не занимают – следующий самолет только вечером – можно спокойно лететь, чего ж просто так стоять!? Почувствовали себя как на маршрутном такси. Перелет длится всего 30 минут и взлетает в момент восхода Солнца, которое освещало своими первыми лучами наш путь.

Аэропорт Багана маленький, но чистенький внутри. Багаж из самолета носильщики выносят вручную и отдают без всяких багажных лент в зале прилета. Тут же в зале прилета покупаем визу-билет на вход в Баган. Каждый иностранец должен купить билет за 20$ (на двоих — 38$). Тебя фотографируют и лепят на билет QR-код с твоим лицом. Деньги идут на сохранение древностей. Билет на посещение  Багана у нас за  2 дня  спросили лишь однажды при входе на золотую пагоду Швезингон. А так, если именно туда идти не собираетесь, то, наверное, можно на билет и не тратиться. Пагод тысячи, а самые главные и большие красивы издали. Но мы посчитали, что своими 38 долларов поможем дальнейшему благоустройству археологической зоны, раскопкам, реставрации.

Взяли по «фикспрайс» 7000 кьят такси в городок New Baban и через 15 минут уже были у своего отеля Hotel Temple View Bagan. Отель оказался идеальным для меня, не зря я несколько дней выбирал его на Booking. Все как люблю: небольшой в 2 этажа бутик-отельчик в аутентичном местном стиле из дерева и камня. Большой  номер с балконом и видом на храмы и будистские ступы, широкие удобные кровати и матрасы, белейшее чистое белье, горячая вода. Вроде та же Азия, что и Индия, но насколько большая разница в подходе к чистоте. В Индии такой же номер за 20 долларов был бы обязательно с рваным постельным бельем, пылью в углах, ржавыми решетками на окне и пятнами на стенах. Вот люблю Индию, но индусы, что ни говори – засранцы.

А завтраки на террасе отеля с видом на пагоды – это восторг. Завтрак обычный — рис, сосиски, овощи, омлет, чай, кофе, тосты. Но за вид с открытой террасы можно было бы простить любой завтрак. В отеле оказалась и прачечная, куда с радостью отдал отстирать от красной гоанской пыли вещи. И тут нет желания  ходить в чем попало, как в Индии. Хочется выглядеть подобающе чистоте и красоте местности, поэтому  мы сразу переоделись в единственные чистые вещи. И в дополнение к радости от чистоты, казалось, что весь персонал с рождения впитало в себя искреннее желание постоянно с нами здороваться, улыбается и кланяться при каждой встрече! А если вдруг забыли поклониться, то извиняться и несколько раз повторят поклон.

Для поездок в Багане иностранцам можно снять только электробайк или велосипеды! Ездить на вело – сомнительное удовольствие, жара, песок, большие расстояния. А вот е-байк окащался отличным средством. Обычные скутера сдавать запрещено чтобы вы не уехали далеко. Электробайк разгоняется до 50 км/час и заряда хватает на 45 км. Этого достаточно для полного дня покатушек, да и далеко от зарядки не уедешь. Огромный плюс е-байка — он не гудит, едет почти без звука. Никто не сигналит! Нет того треша, как в Индии, когда за гулом клаксонов совершенно «не слышно тишины». Байки едут тихо, без выхлопов, отличная атмосфера тишины. В этом огромный кайф, погружаешься в природу. Только птичек слышно.

Ездишь сам по песчаным красноватым тропинкам среди древностей, холмов, кустов, коров и местных жителей. Удивляешься тишине и покою среди древностей и зноя. Заходишь в заброшенные храмы, заглядываешь в темные окна. Чувствуешь себя исследователем и героем приключений. Такого яркого чувства погружения в Вечную Древность и Историю у себя я давно не помню.

Русских не видели ни одного в Багане, в Мандалае. Основные туристы французы, итальянцы, англичане, китайцы. Но в историческом музее охранник меня спросил откуда мы и был рад услышав слово «Россия». «О, Москоу, Путин, вери гуд», — заулыбался бирманец в клетчатой юбке! Потом я пользовался этим и когда не понимали где такая Россия находится, сразу понимали после  слова «Путин». Про Украину, Беларусь, понятное дело, никто тут не слышал. И это приятно осознавать, что ты в какой-то степени путешественник, первооткрыватель страны. Не знаю, сколько крымчан было в Мьянме до меня, но не много.

В Багане есть несколько традиций для путешественника – кататься среди древних храмов, пагод и ступ (в чем различие!?), выбирая малоизвестные и затерянные среди кустов и песков. Благо их тут более 2000. Есть несколько ключевых пагод, куда привозят китайцев на автобусах и которые прописаны во всех путеводителях – там шумно, торговцы, рыночки.

Но интересней выбирать свой маршрут и заранее к нему не готовиться, просто ехать куда ведут тысячи тропинок  по песку. Конечно, с первых минут мы начали фотографировать все пагоды и храмики, но чем дальше ехали, тем более интересные попадались. Они сложены из красного кирпича, этим же кирпичом  были выложены старые дороги и тропки между храмами, археология под ногами. Я видел какое-то каменное навершие конус на земле у одной из пагод, а потом такое же в археологическом музее. Ощущение езды  между сотен каменных храмиков, цветущих деревьев, сухой травы и песчаных дорог – не похоже  ни на одну из стран, где я бывал. Наверное, так в Африке. И постоянное чувство покоя и комфорта пребывания.

Стада белых коров и козы, десятки гонимые пастухами, толкущиеся и сбивающие в воздух песчаную пыль. Торговцы сувенирами  немногочислены,  не назойливы  и только у самых посещаемых и туристических храмов. Продают куклы, рисунки, статуэтки Будды  и сов.  Внутри храмов  — огромные Будды, коридоры с остатками фресок. Иногда в коридоры заползают змеи, прячась от жары,  поэтому там где не было, людей мы не заглядывали. Местный мальчишка сказал,  что змей много, но не все ядовиты. Но нам и этой информации достаточно, чтоб не лазать по руинам.В 2018-2019 годах правительство закрыло проход на пагоды для туристов. Сейчас можно залезть только на невысокие пагоды, вдали от основных троп. Говорят, что туристы не только разрушали старые камни (подтверждаю – они разрушаются легко и я даже несколько кирпичей положил на место с земли), но и падали, и разбивались, пытаясь сделать селфи. Теперь проходы закрыты  решетками. А именно с высоких пагод получались лучшие снимки при закате и рассвете . И реальной единственной сейчас альтернативой для наблюдений  — башня отеля. Вход 5 долларов и можно посетить утром и вечером,  мы зашли только на закат. Много китайцев, но мы пробились перед их приездом и заняли отличное место на балконе. С башни видно отлично  всю территорию Багана. Солнце садится часто в дымку и конечно,  проигрывает морским закатом. Все волшебные фото в интернете с закатами и восходом над пагодами и туманом – фотошопные. Реальность намного серее. Темнеет очень быстро.

Утром все едут на рассвет  — это самое важное действо в Багане. В это время запускают громадные воздушные шары. Занимается этим одна английская фирма, имеющая здесь жесткую монополию. Шары летят от одного края до реки через всю территорию пагод. Стоит такой полет на шаре не дешево — 380 долларов с человека! Мы не летали. Но оказалось, что снизу тоже получаются отличные кадры и чувствуется атмосфера восторга и волшебства. Ощущение очень крутое!

Мы выехали из отеля достаточно поздно, около 6 утра, и свернув на грунтовку, через несколько минут увидели группу байков на обочине. Значит, где-то рядом — хороший вьюпоинт! И точно, пройдя пару минут среди кустов и боясь сонных змей,  вышли к потрясающему месту! Среди деревьев стояла группка из десятка небольших (метров по 10 в высоту) пагод. На ступеньках пагод уже стояли несколько человек и смотрели в сторону розовеющего неба. Мы выбрали пагоду для себя, залезли  на нее вдвоем и тут же  увидели первый шар! Потом еще и еще, они медленно летели  точно к нам и над нами, иногда громко фыркая,  выпускали жар в сферу. Это необычное и незабываемое зрелище. Все небо в шарах на фоне шпилей древних  храмов! И вот какая-то секунда прорвала небо и выскочило солнце!

Закат разлился по старинным кирпичам, разбудив птиц, радостно  защебетавших на ветках соседнего дерева огромной мимозы. Это были воробьи! Деловито подошла белая собака, залезла на несколько ступенек, так чтоб были видны шары, другие пагоды и рассвет и стала встречать новый день вместе с туристами. Говорят, что такие собаки – это души грешников, успевших испросить прощения, но оставленных в обличье добрых собак. И собаки эти должны провожать и охранять живых людей в их путешествии между древних пагод и храмов.  Мы уедем завтра, а собака эта будет приходить сюда, на это же место и дальше. Было видно, что это ее место. Позже днем эту же собаку мы заметили спящей в полуденную жару на тростниковом матрасе в монастыре по соседству.

Тут же подошел местный паренек, сделав замечание, что мы стоим в обуви на стене храма. За ним шла девчонка-продавщица всякой туристической ерунды, каких-то коробочек и магнитов. Что-то спросила у парня, показывая  на нас,  в его ответе мы услышали «рашн». Девчонка неспешно подошла и протянула коробочки: «Куби, басиба, гарашо». Я попросил ее повторить на камеру свое знание русского, но получил четкую инструкцию (уже на английском), мол, дай 100 долларов и я тебе что хочешь наговорю по-русски.

После завтрака, немного поспали и поехали смотреть археологический  музей и пагоду Швезидон. После первого насыщенного на удивления и картинки дня, уже особо нигде не  останавливались,  в голове все смешалось, а с увеличением жары, все пагоды стали  похожи одна на другую. В Швезидоне очень  красиво – все в золоте, здесь нас единственный раз за 2 дня спросили билет. Толпа китайцев у маленькой лужицы, которой отражается храм. Оказалось, что это местная достопримечательность- в лужице лежит кусочек золотой пластинки, она огорожена, нужно сделать фото, местные ребятишки задорно помогают непонятливым иностранцам выбрать верный ракурс.

Какая-то женщина настойчиво махнула нам рукой в тыльную сторону храмового двора со словами «лаки Будда». Ну ладно, пойдём,  посмотрим. Выходим уже за территорию комплекса (здесь, кстати, никто билеты не проверяет) и на нас просто набрасываются радостные, смеющиеся бабульки, повторяющие «лакибудда» и тянущие к какому-то забору. За забором – небольшой каменный Будда, замотанный в разноцветные материи. Бабушки быстренько взяли нас с Юлей под опеку и под ручки, вовлекая в какой-то обряд. Дали по чашке воды, мы ее выплеснули на Будду через забор, потом вдвоем держась за миску кокосового молока, вылили его в большую чашу, а потом туда же высыпали заботливо подданную нам тарелку с рисом и сладостями. Все это сопровождалось молитвами, притопываниями, прихлопываниями, радостным визгом бабушек, смехом и нашим непониманием, но полным включением в ритуал. Главная бабулька с беззубым ртом и озорными глазами дала понять, что нам надо повторять за ней какие-то ключевые слова. Все это забавляло и произошло очень быстро. По итогу мне вручили букет листочков, а Юле – розочку, протянув миску с цветами, деньгами  и волшебным словом «донейшн. Будда. 5000 кьят». Мы дали 3000, при этом вся команда заглянула в наш кошелек, убедилась, что там больше ничего, кроме пачки жвачек, которую мы тоже дали Будде, нет и после радостной фотосессии разошлись. Мы – смеясь и восхищаясь от такого доброго способа милого жульничества, а бабульки – поджидая новых иностранцев, уже идуших за нами следом к таинственному лакибудде, о котором им шепотом сказала тётушка-зазывала. Но настроение подняли нам на весь вечер вперед!

Провожать солнце поехали  к очередной золотой ступе, которую с закатным лучами освящали электро прожектора, отчего волшебный свет на святых стенах был еще необычнее. Людей здесь почти не было и мы в тиши и красоте побродили вокруг ступы, рассматривая остатки ее барельефов и улыбаясь скачущим по ступеням бурундукам и птицам. А на ужин поехали в ресторан Sanon в соседний с Баганом городок Nyaung U (здесь находится как раз аэропорт). Ехать надо было 12 км от нашего отеля, но мы совсем не пожалели. На ужин в этот ресторан нужно приехать обязательно! Аутентичный дизайн ресторанчика на свежем воздухе, все чисто, очень вкусно и красивая подача блюд.Но самое главное — этот ресторан является местным социальным проектом-школой, где обучаются будущие повара, официанты, бармены. При ресторане действует школа рестораторов для местных подростков из малообеспеченных семей. И лучшие выпускники потом трудоустраиваются. Готовит блюда, естественно, шеф-повар, ребята ему помогают. Все очень стараются и у них хорошо получается. То, что зарабатывает ресторанчик, идет на обучение детей. Так что можно не только вкусно покушать в приятном месте, но и поучаствовать этим в судьбе некоторых бирманских детей.

 

ИЗ БАГАНА НА ПАРОМЕ. ДОРОГА НА ИНЛЕ.
Из Багана в Мандалай ведут три туристических пути: 30 минут на самолёте, 5 часов на автобусе  и 12 часов на пароме по реке Иравади. Самолет стоит 50 долларов с человека, автобус – 10 долларов, а паром — 32 доллара. Мы выбрали речной путь. Вставать пришлось снова рано, но в Мьянме привыкаешь просыпаться в 4-5 утра почти каждый день. Это страна рассветов и закатов, где их принято встречать, а значит рано просыпаться. Паром – это двухпалубный кораблик, вместимостью человек в 50. Но нас было около 20 европейцев и  мы лишь двое славян. К парому привёз сонный  таксист из отеля и высадив нас, сразу заснул в своем тук-туке. Нижняя палуба оказалась с 4 диванами,  один из которых мы быстренько заняли и улеглись спать. Остальные европейцы пошли на верхнюю, где в ряд стояли ротанговые удобные кресла. Всем выдали пледы и легкий завтрак из круасана, вареного яйца, банана, хлеба с джемом и чай-кофе. Поели, поспали, в 7 утра встретили  рассвет над рекой.  Снова поспали. В 12 часов принесли обед — курочка, салат, рис, вода, арбуз, десерт – жаренные бананы с медом. Спать уже не хотелось и пошли на верхнюю палубы наслаждаться видами. Виды оказались скучные, но умиротворяющие. Кукурузные поля, деревни, равнина, рыбаки, постирушки на камнях, мужики моющие моют песок и изредка утки, орлы или одинокий аист. Вот такое неспешное развлечение на целый день.

Но подходя к Мандалаю – жизнь оживилась. И стало понятно — в Мандалай  надо приходить именно по реке Иравади днем из Багана. Тогда Мандалайский холм с его золотыми и белыми пагодами особенно ярок и волшебен в лучах солнца. Это оказалось очень красиво! Прошли двойной арочный мост, а за ним у берега покрытый лесом, пагодами, храмами и ступами холм уже знакомого нам Мингуна. Словно карамельные свечки и безе на праздничном торте. Паром прибыл в город около 16 часов вечера, поэтому осталось время не спеша доехать до отеля и  отдохнуть А рано утром отправиться на автобусе дальше – в горы, на озеро Инле.

Автобусное сообщение между туристскими центрами Мьянмы налажено отлично. Но дороги с плохим покрытием, иногда горные серпантины, поэтому автобус едет медленно. Есть несколько автоперевозчиков по стоимости и комфорту, билеты на которых продают во всех отелях. Мы ездили на автобусе  JJ Express. Советую только эту компанию. Они чуть дороже (на 3-4 доллара), но самые удобные. В автобусе мягкие широкие сидения, стюардессы разносят еду и воду, есть телевизоры и розетки под каждый сиденьем, вай-фай и остановки в кафе на попить-пописать каждые 2 часа.

К вечеру автобус приходит из Мандалая в городок Ньоншуэ на берегу озера, где селятся все туристы. При въезде на территорию города стоит КПП ,где с каждого туриста берут 10 долларов турсбора.
ОЗЕРО ИНЛЕ.

Озеро Инле — это еще одно must see место в Мьянме. Озеро шириной 10 км и длиной 22 км расположено в котловине между гор на высоте почти 900 метров над морем. Глубина его небольшая — максимум 4 метра.

На берегах озера живет настоящий озерный народ по имени ‘интха». Сейчас их вокруг озера проживает около 70.000 человек! Интха веками строят свои дома на сваях над озером. И сейчас 17 деревень стоят прямо на воде. Улицы-каналы, как в Венеции. Только беднее и аутентичнее — это уж точно! На озере проходит вся их жизнь — ловят рыбу, пьют, стирают, моются, играют, передвигаются. Живут. И не хотят менять свой уклад. Никто их на воде среди комаров и вечной сырости не держит. Но не уходят.

Туристы приезжают сюда приезжают обычно на 2 дня с одной целью – совершить тур по озеру. Лодка на день стоит 15 долларов и вмещает от 1 до 6 человек. Стоимость одна. Мы взяли лодку «без подселения» на двоих. Выход в путешествие в 8 30, обратно возвращаемся около 17.00.
Узкая длинная лодка с тарахтящим мотором сначала проходит мимо рыбаков, позирующих с веслом в ногах. Рыбаки на озере научились держать весло одной ногой и управлять им лодкой. А рыбу захватывать двумя свободным руками в тростниковый невод. Очень необычно и фотогенично. Рыбаков человек 10. Как только лодка с туристами равняется с ними, рыбаки задирают ноги, гребут веслом и поднимают садок-конус. Как бы говоря: «Вот какой я необычный рыбак, фоткайте меня!». Туристы радостно фотографируют, рыбаки позируют. Мне кажется, рыбакам приплачивает профсоюз лодочников, чтобы те ежедневно выходили позировать и туристы были счастливы от встречи.

После рыбаков, лодочник везет по улицам-каналам, показывая жизнь одной из озерных деревень. Завозит в дома на сваях, где уже организовали туристические фабрики и трудятся местные мастера. Но тут же и магазинчик и цены в 2 раза дороже, чем на рынке в деревне. Идет рассказ о традициях ремесла и предложения покупок. Мы до таких фабрик равнодушны, поэтому в дом, где делают изделия из серебра даже не зашли. Фабрику, где шьют одежду из лотоса прошли быстро.

На фабрике по изготовлению сигарет пробыли минут 10. Табак здесь заворачивают в банановые листья, а фильтры делают из сушёных листьев початка кукурузы. Добавляют ароматизаторы «банан», «мед» и «мята».

На фабрике сувениров нас интересовали только женщины народности падпунг с длинными шеями. С детства девочкам надевают на шею кольца из медной проволоки в виде шарфа и женщины ходят так до замужества. Сейчас эти женщины-жирафы привлекают туристов в магазины на Инле, где они сидят и молча ткут одежду. Много таких «длинношеих» женщин переехали с семьями в соседний Тайланд, где тоже своим необычным видом уже зарабатывают на туристах.

После всех фабрик лодочник везет в ресторан на воде на обед. В меню блюда из риса и местной рыбы — было вкусно!

После обеда плывем смотреть огороды! Местные даже огороды сумели сделать, отвоевав у воды пространство. Огородили палками территорию, засадили плотной озерной травой-лианой, а сверху годами навозили гумус. Получилась почва, на которой растут кабачки, помидоры, огурцы, цветы. А под этой почвой еще пару метров воды! И грядки — каналы! Люди на грядках собирают урожай, а туристы снуют со своими камерами между растущих на воде кабачков и помидоров.

И, конечно, важный пункт (как по мне — самый красивый) — полуторачасовая остановка в деревне Индейн. На горе над деревней расположено святое место бирманцев — около 2000 каменных ступ, посвящённых Будде. Ступа — это конусообразное архитектурное монолитное сооружение в буддизме. Строят их в честь Будды, в благодарность или во искупление грехов.

Про историю Индейна почти ничего не известно. Кто начал строить здесь ступы и почему? Факты говорит о том, что возраст самых старых ступ здесь около 1000, а самых молодых — 200 лет. На вершину горки ведет крытая лестница-коллонада, в которой сейчас устроен туристический рынок сувениров. Идти от лодочного причала до вершины с полчаса. Перед храмовыми воротами снимаем обувь и носки (это жёсткие требования для всех людей по всей Мьянме) и попадаем в волшебство.

Туристов здесь не много, поэтому есть возможность насладиться тишиной и красотой. Тысячи позолоченных и побеленных кирпичных ступ плотно жмутся друг к другу и устремлены острыми верхушками в небо. На верхушках привязаны колокольчики и позолоченные листочки металла. Легкий ветерок шевелит их, гуляя между ступами. И разносит вокруг нежный звон священных колокольчиков. Иногда пролетит чирикая птичка и пропархает огромная бабочка. Или тихо выйдет из-за ступы белый пёсик, внимательно посмотрит и побежит вперед, приглашая следовать за ним.

В Индейне чудесно и спокойно. Здесь можно побродить пару часов, подумать о жизни, сделать хорошие фото. Только обязательно перед поездкой на озеро обсудите со своим лодочником посещение Индейна. Если не просить — они сюда не завозят. Для них это — обычное буддистское место. А для нас — красота и необычность!

Вечером пошли искать, где бы поесть. Зашли в забегаловку под названием Innlay Hut Indian Food House из 4-х столиков. На дощатых стенах висели плакаты с репером Eminem (как в комнате в общаге), из колонки играл рэп Эминема, а сам хозяин подошел к нам в рэп-припляску. Размахивая руками и пальцами спросил: «Что Вам надо и откуда вы?». Мы сказали, что нам надо курицу с рисом и что мы из России. Тогда странный парень зашел за стойку и вышел с 200-рублевкой с изображением родного Севастополя. И пропел рэпом: «Раша. Ка-ра-шо». Вот так нас родной Крым нашел за 6000 км. Сюрр, конечно, полный. А курицу, приготовленную мамой странного парня, мы скушали. И рэпа наслушались на много лет вперед…

Дальше путь лежал через Янгон на побережье Мьянмы к Андаманскому морю…

 

ЯНГОН.
12 долгих муторных часов мы ехали в Янгон с озера Инле ночным автобусом. Половина дороги идет по жёсткому горному  серпантину и разбитой грузовиками дороге. Даже  мой вестибулярный аппарат, привыкший с детства к горным  крымским дорогам, серьезно  бунтовал. Ехать было откровенно тяжко, почти всю  ночь  не спали. По пути покормили в кафе с репродукциями картин эпохи Возрождения на стенах. В Азии такое бывает – придорожная забегаловка, грязь , вонь, крысы  но на стене репродукции какой-нибудь  фламандской живописи, огромная фотография  родителей хозяина или коллекция старинного холодного оружия при входе.

В Янгон приехали рано утром, затемно. Выбрали отель Crystal Palace Hotel. Почитал отзывы на Tripadvisor, поверил им и не пожалел! В номере и отеле оказалась идеальная чистота. Расположение — до всех городских достопримечательностей рукой подать (2000 кьят на такси). Мы приехали в 6.30 утра, нас заселили в свободный номер, да еще выше категории без доплат и с видом на главную буддийскую святыню города и страны – пагоду Шведагон. Отличный завтрак, сверх услужливый  персонал, искренние улыбки и поклоны,  наслаждение от чистоты  в номере и  горячего душа – все это  как награда за тяжелую ночь в дороге. На несколько часов  провалились в сон.

Янгон – самый крупный город Мьянмы, здесь живет почти 7 млн человек. С 1948 года Янгон (англичане называли его Рангун) был столицей. Но в 2005 году местные  астрологи порекомендовали для будущего расцвета страны перенести  столицу в новое  место. Вычислили  координаты и указали на незаселенную равнину в 400 км севернее. В Мьянме слово астролога  закон, поэтому власти начали оперативно готовить переезд официальных ведомств на  новое место. За несколько лет вырос новый город Нейпьидо. А старая  столица осталась самым крупным экономическим центром страны. С достопримечательностями и историей, с международным аэропортом и развитой инфраструктурой, центром всех сторон жизни страны, кроме политической.

Мы были в Янгоне всего 1 день, поэтому успели посмотреть не много, но основное – посетили  зоопарк, прогулялись по колониальному центру и сходили в главную  достопримечательность — золотую  пагоду Швегадон. Я бы ещё хотел увидеть местный исторический музей, но времени  не хватило. В азиатских городах обычно очень интересные музеи с богатыми коллекциями. Еще я всегда стараюсь отправить с местного центрального почтамта открытку родителям. В Янгоне тоже не хватило на это времени.  И в каждом азиатском мегаполисе стараюсь сходить в зоопарк. Они там – огромные и максимально приближенные к дикой природе.

Зоопарк Янгона находится в центре города, посреди большого озера. Вход для иностранцев — 2 доллара,  для местных – еще дешевле. Весь зоопарк – это  тропический лес, среди которого несколькими ярусами на холмах в  обширных вольерах бродят животные.  Животным здесь вольготно и их тут много. Слоны, носороги, бегемоты, тигры, львы, огромные крокодилы,  обезьяны, зебры, птицы… Когда осознаешь, что все это водится в бирманских  джунглях – радуешься и опасаешься. Мы долго искали в зоопарке розового слона, о котором заранее прочитали. Но оказалось, что два розовых  слона тут жили еще пару лет назад. Но власти перевезли их в новую столицу Нейпьидо. Как символ благополучия и развития страны. Тоже астрологи подсказали.

От зоопарка 5 минут на такси до Шведагона. Шведагон – это 98 метровая позолоченная ступа, верх которой инкрустирован многокаратными драгоценными камнями и пластинами из чистого золота. Считается, что внутри ступы замурованы реликвии, принадлежащие четырем Буддам. Посох Какусандхи, водяной фильтр Конагаманы, часть туники Кассапы и восемь волос Гаутама Будды. В саму ступу входа нет, но с четырех сторон к ней пристроены храмы с изображениями Будды, куда для молитвы стекаются паломники со всей страны. Гигантская ступа  окружена комплексом  из десятков ступ, пагод, храмов поменьше, тоже украшенных позолотой.

Каждый день сюда приходят тысячи местных и туристов увидеть, как блестят драгоценности на шпиле пагоды в закатных лучах. В эти часы золото слепит восхищенные глаза паломников. Сидящие по периметру пагоды монахи в трансе читают молитвы. Бьет глухой колокол, зажигаются тысячи свечей, из громкоговорителя протяжно звучат мантры, умолкают птицы и резвящиеся дети. Наступает ощущение полной гармонии и единения с миром. Интересное впечатление.

По периметру центральной пагоды установлены алтари божествам дней недели. Бирманцы очень серьёзно относятся к покровителям дня недели, в который родился человек. Кстати, в Мьянме 8 дней в недели – среда делиться на два дня (среда до обеда и среда после обеда). Я родился во вторник и пошел искать Будду с надписью Tuesday. Несколько  бирманцев сидели и молились перед статуей, а другие проводили обряд, который я решил повторить. Под моим вторничным Буддой в позолоченную чашу лилась вода из фонтана. Люди подходили, брали металлические мисочки и по 7-10 раз поливали святую воду сначала на голову Будды, потом на сидящего у его ног льва и затем на стоящий за Буддой шест с колокольчиками. При этом про себя произнося просьбы. После обливания били в колокольчик над статуей. Я повторил ритуал. Бог над нами един. И ему можно молиться везде, прося снисхождения через всех его пророков.

В одном из храмов Швегодона стоит гигантская (метров 20) статуя Будды, над которым распростерто огромное опахало. К опахалу подходит трос с ручкой, потягивая за которую, паломник приводит в действие опахало. Опахало машет на голову Будды, охлаждает его и сдувает пылинки. Тоже своеобразный ритуал прикосновений к божественному. Естественно, что и фигура Будды украшена золотом и драгоценностями.

На богатства золотой пагоды неоднократно покушались захватчики.  В 1608 году португальцы вывезли из Швегадона его главный колокол, украшенный драгоценностями. А в 1825 году другой колокол с драгоценностями из Швегадона вывезли британцы. Но у колонизаторов ничего не вышло – оба колокола затонули в илистой и глубокой реке Иравади, когда их везли из Рангуна. Будда не отдал реликвии бирманского народа.

Гуляя по территории, познакомились с местным гидом-бирманцем. Поболтали об общих темах всех экскурсоводов, обсудили туристов. Как коллегам, он показал нам лучшие ракурсы для фото и памятный камень, на котором есть надпись на русском языке. Посвящена она  20 студентам Рангунского колледжа, встретившимся на территории Шведагона в 1920 году и давшим клятву противостоять колониальной политике англичан в отношении учебного процесса.  Этот момент считают началом роста национальных антиколониальных настроений в среде бирманцев, повлекший в итоге освобождение Бирмы от гнета англичан. Надписям на русском языке мы обрадовались. Во всех странах и городах пытаемся найти историческую связь с Россией. А еще лучше с Крымом. В Мянме пока что «крымский след» не нашли. Может быть, плохо искали!

Исторический центр Янгона расположен вокруг пагоды Суле, в которой хранится волос Будды. После такого количества пагод которое мы видели за неделю перед посещением столицы, всякое желание посетить еще одну,  хоть и золотую, хоть и с волосом Будды, отпало. Пагод насмотрелись надолго вперед.

А вот монументальные здания  времён английской колонизации, расположенные в историческом квартале, посмотреть хотелось. Бывшие министерские, губернаторские, банковские здания пришельцев- англичан возвышались, словно великаны, над бедными лачугами бирманцев. И сейчас эти 4-5 этажные монументы, с оточенными колоннадами и арками высоких окон и дверей, внушают солидность и уважение. Но почти все они нынче заколочены, заброшены, со следами черных потоков мунсуна и сырости. Переехав в новую столицу, бирманские власти бросили их. Может быть, специально оставили их разрушаться-умирать униженными. Как месть за времена правления здесь англичан.

Янгон – как все азиатские мегаполисы. Здесь ярко и неприкрыто чувствуется многоярусность  жизни.  Нижний ярус- улица. Какой бы центральной она не была, здесь чувствуется проступающая из канализации вонь, смешивающаяся с пылью и жарой. Здесь обязательно будут гудеть тук-туки, зазывать уличные азиатские  коробейники с подносами и тележками странной еды, течь какая-то жижа и неимоверно палить солнце  отбиваясь от бетонных стен, покрытых черными следами   потоков прошлого мунсуна. А ночью здесь будут пробегать крысы и испуганные собаки жрать помои среди дымящейся мусорной кучи. Зато  верхний ярус – это висячие сады и лакшери бассейны нв крышах отелей, руфтоп бары с коктейлями и видом на светящийся мегаполис. Уж электричество в Азии умеют не экономить! И лишь охранник на входе в отель и лифт, идущий на 10 этаж, отделяют нижний ярус от верхнего. Для туриста-иностранца это расстояние в 5 минут, а для большинства местных – недосягаемое никогда.

НА МОРЕ. НА КУРОРТ.Автобус из Янгона на ближайшее море – вот реальная жизнь Мьянмы. То самое, нетуристическое место. Разбитые колдобины дорог, мусор, попрошайки, жизнь на обочинах, продавцы всего что угодно. Народ усердно чихает, кашляет и плюётся кровавыми слюнями бетеля.  Весь проход автобуса был плотничком забит деревенским людом, ехавшим все 6 часов на табуретках. В 40 местный автобусик набилось человек 60.  Кроме нас, в автобусе оказалась еще пара пожилых европейцев, которые тоже удивлялись такому погружению в аутентичную среду.  Рядом с нами в проходе подсела семья – мужичок без кистей обеих  рук и его жена, всю  дорогу аппетитно и громко жевавшая у меня под ухом жаренных зародышей утят. Испытание. Едем не быстрее 30 км в час, а ехать 220 км. Автобус, словно по волнам  прыгал по неровностям дороги, раскачиваясь по сторонам. Хорошо, хоть слабенький кондиционер работал. Напомнило переполненные автобусы из Евпатории в Поповку в августовскую жару на Казантип. Но там мы весело ехали полчаса, а тут 6 часов. И не весело.

Ближе к морю дорога переваливает невысокий, но широкий горный хребет, прокрытый джунглями. Лес здесь необычный – плотные  бамбуковые заросли, вперемежку с чащей акаций-альбиций и тропических магнолий. Значительные участки магнолиево-акациевого леса вырублены под банановые плантации. Небольшой серпантин, и дорога сразу выводит в улицу, ведущую к морю. Это и есть Нгве саунг (Ngwe Saung). В Мьянме очень длинная береговая линия, но курортов всего два – местность вокруг городка Нгапали и местность в радиусе нескольких десятков километров вокруг городка Нгве саунг. Нгапали – курорт для богатых туристов и добираться туда из Янгона нужно на самолете. Лишних денег и времени у нас не было, поэтому решили посмотреть на море в Нгве саунг.

Как и вся страна, Нгве сунг — развивающийся  курорт. Здесь много отелей и резортов на берегу моря, но они все полупустые, с потрепанной временем и мунсунами территорией. В 2005-2010 годах начали строится отели на побережье и примитивно обустраиваться окружающие их территории. Но как построили 10 лет назад, так и оставили. Набережная разрушается от летних дождей и корней деревьев. Мусор, как и везде в Азии, складируется за забором в кучах. Здесь еще нет европейских туристов, которые могли бы требовать повышения комфорта. А местным и европейцам-бекпекерам «и так сойдет».

А самая главная проблема в Нгве саунг – это отсутствие нормальной дороги из Янгона и отсутствие постоянного электроснабжения города и курортов. Нгве саунг не подключен к правительственной линии электропередач. Власти страны пока оставляют развитие пляжного отдыха на второстепенном месте, стараясь развивать в первую очередь туризм в Багане и на Инле. Электричество во всей округе включают только на ночь — с 18.00 до 6.00, когда разрешена работа генераторов. Поэтому шум генераторов ночью раздается по всей округе. Нам это напомнило зиму 2015 года, когда у нас в Крыму власти Украины отключили подачу электроэнергии.

Из-за проблемы  с электричеством и проблема горячей воды. В большинстве отелей ее просто нет и приходится купаться в теплом душе, нагретом от солнца. И огромная проблема — это стирка. Белье туристов стирают вручную местные женщины и сушат на улице.  Не все готовы так поступать со своим любимым бельем. Хотя местные стараются ставить солнечные батареи, но их мощностей явно не  хватает Солнечные батареи здесь питают «малый бизнес» – стоят вдоль дорог у ларьков и мини магазинчиков — тростниковых хижин.

Здесь чувствуется «начало туристической цивилизации». Тут тихая деревенская жизнь, ни тусовок, ни шума. С заходом солнца отбой, с рассветом подъем. Здесь хорошо сидеть у бассейна в тени, смотреть на море и заниматься творчеством. Наверное, так было когда-то в Гоа – такая же деревенька и широкий пустынный пляж. А пляж в Нгве Саунг — восхитительный. Это 15 километров  пустынного песчаного пляжа и чистейшее море. К широкому пляжу подходят невысокие заборы отелей, в который почти нет туристов. Стоят пустующие шезлонги и навесы под пальмовыми листьями. Подходи – отдохни, никто не прогонит. Людей на пляже очень мало, почти нет надоедливых торговцев. За час проедет на скутере одинокий продавец кокосов и не остановится ,если сам не окликнешь. Или пройдет тетушка с корзинкой, где томятся шашлычки из креветок. Да иногда подбежит мальчишка, продающий самодельные шляпки из листьев кокосовой пальмы.

Местные здесь  почти не понимают английский язык. Это Вам не Янгон или Мандалай. Но все улыбаются и, заглядывая в глаза, приветливо скажут: «Мин гла ба». То есть, здравствуй! Едешь на скутере по окраине деревни – за тобой бегут и приветливо машут руками дети: «Минглаба» и тут же «Бай-бай».

Вечером на пляже местные придумали для туристов единственное развлечение — кататься на квадроциклах по пляжу. К закату на пляж выгоняют с десяток квадроциклов и на пальцах и мимике без слова по-английски объясняют: «Плати 10 долларов за час и катайся на радость по широченному в отлив 15 километровому пляжу». Днем же единственное развлечение – бродить по пляжу и восторженно выискивать диковинные ракушки и кораллы в полосе прибоя.  Словно в старые времена в крымском Коктебеле, когда отдыхающие наперегонки охотились за местными самоцветами.

Когда прогулки по пляжу Нгве Саунг наскучат, можно взять в прокат скутер и съездить на север в соседний курортный городок Чаунг Та (Chaung Tha Beach). Эта поездка – конкретно ради движения по дорогам и деревенькам среди пальм, без какой-либо конечной цели. Ехать в одну сторону часа 2 через совершенно не туристические места. Дорога идет среди джунгли и пересекает три реки, через которые нужно перебраться на паромах. Настоящее приключение, абсолютное погружение в местную деревенскую бирманскую жизнь. Проезжаем небольшие деревеньки, укрытые в лесах из кокосовых пальм, и состоящие из одной улицы. Местные рыбаки и их жены, которые в тени пальм сушат рыбу и креветок,  удивленно смотрят на белых людей. Они, конечно, знают, что это – туристы-иноземцы, которые иногда приезжают в соседний Нгве Саунг. Но проезд странных белых людей через  их деревеньку – это редкость. Оттого дети рыбаков  радостно бегут и машут вслед нашему скутеру. Их измазанные танакой щеки светятся от улыбок под палящим солнцем, а крики «Минглаба» тают за поворотом дороги.

Узкая дорога – это раскатанное местными байками направление среди пальм в песке. Наш скутерок несколько раз опасно вилял, зарываясь в песок, и яростно урчал, выгребая из песчаных  ловушек. И вдруг просека среди джунглей резко оборвалась к реке и стоящей возле ней хижине. Хижина на сваях, перед входом несколько пластиковых стульев для ожидания, ползающий в песке и пыли голый ребенок. Рядом худой и бойкий петух, гоняющий трех облезлых кур среди стульев и ног ребенка. На досках неспешно жевал бетель худощавый мужичок в юбке-лонджи и теплой зимней шапке с бумбоном. Оказалось, что это — пункт речной паромной переправы, а мужичок  – паромщик.  Платим 900 кьят (40 рублей) за двоих и байк. Мужичок показывает на паром – моторная лодка, стоящая метрах в 5 от берега в воде среди корней мангровых деревьев. Мы в шортах, идем п ощиколотку в воде к лодке. Но как туда затащить байк я недоумеваю.

Паромщик медленно спускает с лодки на воду доску, берет у меня их рук скутерок (который по верх колес оказывается в реке) и привычно заталкивает его в лодку. Так же молча и достойно затаскивает доску в лодку, заводит мотор и за пять минут  переправляет нас на противоположный берег реки. Место причала на том берегу еще страннее – широкий пустынный пляж, на котором стоит чей-то одинокий байк. Как ориентир, к которому надо причалить. Задумываюсь, как мы найдем место «причала» на обратном пути, если байк уедет. Но это Азия. А в Азии серьезно   задумываться и прогнозировать вперед смысла нет. Выбираем накатанную байками полосу на широченном песчаном диком пляже и двигаем по ней минут десять, пока не упираемся в лесную тропинку. Дальше по тропинке еще минут пять и попадаем в довольно большую деревеньку. На ее единственной улочке даже оказалось несколько лавок и подобие магазинчика. Минуя деревеньку, вскоре подъезжаем к очередной переправе. Здесь уже полноценный паром и очередь в 20 человек, едущих из окрестных лесных деревень за покупками в город на ту сторону реки.

Городок Чаунг Та нас совершенно не поразил и чем-то напомнил уменьшенную копию Анапы. Улица с парома сразу выводит на широкий проспект, идущий вдоль пляжа. Вдоль проспекта стоят отели и туристические автобусы. Оказывается, это исключительно местный бирманский пляж-курорт, куда на выходные к морю приезжают янгонцы. Туристы-европейцы сюда не едут – тут нет той дикой аутентичности, которую сохранил соседний Нгве Саунг. Здесь есть электричество, а значит и все блага курорта — гудящий туристами пляж, пляжные развлечения, рестораны, магазины.  Мы прошлись по вымощенной разбитыми бетонными плитами подобию набережной, скушали абсолютно отвратительное местное мороженное изо льда, удивились местным мальчишкам, продающим в ведрах огромных меченосцев, и решили быстренько ехать в обратный путь. Все паромы прошли удачно, в таком же порядке как пару часов назад и вернулись в ставшую родной на эти несколько дней приморскую деревеньку.

На утро следующего дня нас ждал уже понятный нам 7-ми часовой переезд в Янгон. Здесь мы переночевали в уже понравившемся нам отельчике Crystal Palace Hotel. А уже к 9 утра самолет из Янгона за часик перевез нас в понятный и знакомый Бангкок.